Выдающиеся архитекторы времен тоталитаризма: Борис Иофан. Судьба в тени Дворца Советов

0


Зимой 2012г. в Государственном Московском музее архитектуры им. Щусева, известном также как  МУАР, прошла выставка под названием «Архитектор Власти. К 120-летию Бориса Иофана». На выставке были представлены своего рода артефакты его профессиональной деятельности – наброски, макеты, эскизы, фотографии, кое-что из личных вещей.

Борис Иофан

Итак, «Архитектор власти», «Сталинский архитектор» – даже теперь мы больше знаем Бориса Иофана именно в этом качестве. Апогей «сталинского» ампира – псевдоклассицизм, помпезность, тоталитарная мертвенность. Его имя неразрывно связано с самым крупным, но так и невоплощённым проектом его жизни – Дворцом Советов, но мало кто знает,  что в «лоно» советской архитектуры его вовлекло участие в другом проекте, которому также не было суждено воплотиться – проекте здания нового советского посольства в Риме.

В тот период своей жизни Борис Иофан проживал в Вечном городе, куда прибыл вскоре после окончания Одесского художественного училища для получения высшего архитектурного образования. Здесь он получил диплом, окончив местный Институт изящных искусств, здесь открыл и архитектурную практику, а затем – нашёл себе супругу,  словом прожил десять долгих лет, отнюдь не намереваясь возвратиться на родину. Можно предположить, что если бы не тот нереализованный проект посольского здания, надгробия архитектора и членов его семьи со временем украсили бы одно из тихих итальянских кладбищ – но судьбе было угодно распорядиться иначе.

В СССР к Иофану проявили определённый интерес, а вскоре залечивать последствия инфаркта в Италию приехал тогдашний полпред СНК Рыков. Так случилось, что гидом Рыкова в его прогулках по Риму стал именно Иофан. Вскоре Борис и Алексей сдружились, и Рыков стал уговаривать Иофана переехать в СССР. Не исключено, что именно Алексей Рыков посулил ему блестящую карьеру на родине. Несомненно, Иофану предложили и заманчивую профессиональную перспективу, и это было отнюдь не серийное производство памятников Ильичу!

Так или иначе, Иофан согласился, и его карьера стала развиваться буквально стремительно. Заказы сыпались на него, как из рога изобилия: жилой массив на Русаковской, здание для Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева, корпуса правительственного санатория «Барвиха» (где ему позже суждено было окончить свои дни) и, наконец, как кульминация – Дом Правительства на Серафимовича, более известный как Дом на набережной. Вслед за первыми успехами последовали и ограничения. Иофану нередко приходилось отказываться от наиболее авангардных и смелых деталей, но даже в такой «редакции» он умудрялся делать свои проекты интересами. Так, в Доме правительства ему, с некоторыми оговорками удалось воплотить концепцию «дома-коммуны», включавшую даже детсад на крыше. Там он получил и квартиру.

Что касается проекта Дворца Советов, то можно сказать, что его победу над такими маститыми соперниками как Корбюзье обусловило в большой мере его уникальное чувство уместности, приведшее его от авангарда – ленточных окон, лаконичных объёмов, фигуры Ленина у края постамента – к востребованной властью неоклассической эстетике с автохтонными элементами близкими стилю ар деко.

Как и в своих реализованных проектах Иофан показал в нём своего рода глубинное переосмысление авангарда в ключе более поздней эпохи, стилистический облик которой возник во многом именно благодаря его работам.

Мой блог находят по следующим фразам
экстравагантная еда
болонская система
grey goose
cadence часы
Алмаз
бассейн на 24 этаже



Интересные статьи:


Борис Леонидович Фуксман – прогрессивная личность

Линдсей Лохан разбила Porsche

Пекинский автосалон – взгляд в будущее

Самая большая база для производства солнечной энергии в мире

Авторучка Ulysse Nardin

Связанные записи